Как я стал художником

Путь моего искусства длиной в 12 (на сегодняшний день) лет.
128

Мне невероятно повезло зарабатывать на жизнь тем, что я обожаю делать. За последние 10 лет я каким-то образом превратил хобби в профессию, а затем и в стиль жизни. Хочу сразу заметить, что я не объявляю свой опыт мудростью вселенского масштаба и не считаю свой жизненный путь самым лучшим. Тем не менее, мне подумалось, что некоторых начинающих художников может вдохновить путь, по которому я прошел.


I

Любитель

2003–2006


Я не хотел быть художником.

Я хотел делать видеоигры. Я был ботаном. Когда мне было 14, я занимался программированием в местном общественном колледже. Я занимался искусством (всегда), но это было лишь хобби.


Интересуетесь свежими статьями по дизайну? Вступайте в группу на Facebook.


В те времена мои художественные интересы ограничивались созданием пиксельного искусства — в основном потому, что его можно было использовать в играх, которые я делал.

А еще я наткнулся на форумы на сайте ConceptArt.org (они, кстати говоря, резко сдали позиции с тех пор, но это история для отдельной интернет-драмы). В те времена эти форумы процветали, и на них постоянно вращалось множество концептуальных художников и иллюстраторов. Я постоянно читал и постил сам. Это была просто золотая жила информации и прекрасное место, чтобы поделиться своими работами. Именно там я узнал, что есть люди, которым повезло рисовать красивые, удивительные вещи и зарабатывать этим на жизнь.

Еще я стал посещать уроки рисунка в общественном колледже. Вскоре последовала и живопись.

Несколько домашних заданий с уроков карандашного рисунка.
Несколько страниц из моего скетчбука тех времен.
Где-то в те же годы мне подарили планшет Wacom Graphire4. Так начался мой путь в цифровом искусстве. Перед вами некоторые из самых первых попыток.
Вот первые работы красками.
Несколько ранних серий
Одна из работ, которыми я был доволен. Картина шириной 4 дюйма, и на ней изображен порог дома моего детства.

II

Студент

2006–2011


День моего рождения в 2005 году. Через год я решу стать художником.

В 2006, вскоре после моего 18-го дня рождения, у меня была судьбоносная неделя. Со свойственной любому подростку решительностью, я надумал выяснить, чем же я собираюсь заниматься до конца жизни.

За неделю.

Неделю я писал списки. Плюсы и минусы. Перечислял, чего хочу от жизни. Сидел и думал. Гулял.

И в итоге пришел к нескольким четким вариантам:

  1. Программист. Я мог бы делать игры, чтобы зарабатывать на жизнь. Не скажу, что я был особо одаренным, но для своего возраста я был довольно способным программистом.
  2. Графический дизайнер. В общественном колледже я посещал уроки дизайна и быстро освоил тему. Даже немного занимался фрилансом.
  3. Плотник. Мой отец зарабатывает строительством домов, и у меня всегда была возможность (и, наверное, до сих пор есть) занять его место в компании.
  4. Художник.

Мы все понимаем, что я выбрал.

Решение стать художником никак не связано ни с размером предполагаемого заработка, ни с какими-то особыми “талантами” к этому делу, ни даже с моим личным желанием заниматься именно этим. Я просто чувствовал, знал в глубине души, что это было правильными выбором. На это обоснование (за неимением чего-то лучшего) и я опирался.

С этого момента начался страх. Каждый день я пребывал в депрессии, жутко боясь провалиться. Боясь, что я недостаточно хорош. Боясь, что не смогу зарабатывать достаточно, чтобы обеспечить себя. Боясь, что окажусь ужасным неудачником.

И именно этот страх подталкивал меня к постоянному совершенстованию.

Во-первых, нужно было решить, в какую школу искусств пойти.

Так уж вышло, что никто не посоветовал мне тогда вообще не ходить в школу искусств, так что я начал исследовать варианты. Я решил, что раз уж я собрался этим заниматься, то надо делать все правильно. Поэтому я сравнил рейтинги и, изучив тонны материалов, выбрал Школу дизайна Род-Айленда (RISD).

Три рисунка для моей (первой) заявки на поступление в RISD. Я был очень склонен к плагиату.

Я поступил. Еле-еле.

Меня поставили в лист ожидания. Но в итоге мне позвонили и сказали, что я поступил. К сожалению, мне не предложили стипендии. Вообще. Так что полная стоимость обучения (35 тысяч долларов, и это без учета расходов на проживание) ложилась на мои плечи. Те времена были сложными для моей семьи в плане финансов, и мы жили целиком и полностью в долг.

Я боролся с собой так долго, как мог.

И я решил не ходить. Вместо этого я хотел снова подать заявку на следующий год, а пока поработать над техникой и улучшить портфолио, чтобы все-таки получить стипендию.

Первое, что я сделал, — записался на курсы в находившийся поблизости университет Вирджинии, чтобы плотнее заняться рисованием фигуры человека. Раньше я никогда не рисовал фигуру, и мне казалось, что этого навыка мне не хватает.

Параллельно с этим я также начал брать частные уроки у местного портретиста, Генри Вингейта. Он обучался в традициях классической школы рисования и научил меня многим методам медленного наблюдательного рисования.

Некоторые работы, сделанные в студии Генри. Эти упражнения удивительно натренировали мой глаз.

Прошел год, и настала пора снова поступать в RISD. Я подготовил свежий набор требуемых рисунков и отправил портфолио.

Мой второй набор рисунков для заявки в RISD. Немного меньше плагиата.

Я все еще помню тот день, когда получил письмо из RISD. Это был большой конверт.

Я поступил и получил годовую стипендию в 20 тысяч долларов.

Все последующие месяцы я бегал и набирал займы, чтобы оплатить оставшуюся сумму за учебу. Финансовая ситуация моей семьи — по причине жилищного кризиса — оставалась достаточно мрачной. Так что, как бы они ни хотели мне помочь, все снова лежало на мне (и на добрых людях из JPMorgan chase).

Моя первая спальня в RISD.

Я поступил в RISD! А потом я начал работать. Я реально работал. Надо отдать должное RISD, они умеют заставить студентов работать в поте лица. Мы с однокурсниками потратили уйму сумасшедших часов на оттачивание своего мастерства. Если для достижения высокого уровня мастерства требуется десять тысяч часов, то можно считать, что я набирал эти часы с невероятной скоростью.

Поскольку я получал от колледжа стипендию, мне приходилось посещать летние курсы по всем базовым предметам. Вот несколько работ, созданных тем летом.
Работы сделанные во время первых двух семестров занятий по иллюстрации.
В качестве домашней работы для занятий по рисунку я создавал то, что было интересно мне. Очевидно, это были огромные, грустные роботы.

Год подходил к завершению. Я завел много друзей и создал больше работ, чем могло бы влезть в этот пост. Но на передний план выходили финансовые вопросы. Плата за обучение росла, а стипендия — нет. Продолжить обучение означало бы приобретение долга в 100 тысяч долларов.

Так что я ушел.

Я перевелся в Университет Содружества Вирджинии. Я вырос в Вирджинии, так что у меня были льготы на обучение в этом штате.

Меня приняли еще до того, как я подал заявку. Университет, конечно, был не таким престижным, как RISD, но он давал мне возможность получить диплом и продолжить изучение искусства.

Летом, до поступления в VCU (Университет Содружества Вирджинии), случилось нечто невероятное. Видите ли, до того момента я избегал пейзажей любого рода. Они казались мне ужасно скучными. Даже когда я приходил в музей, я проходил мимо художников школы реки Гудзон.

Но тем летом я буквально вышел на улицу со своим искусством. Я закончил первую в своей жизни работу на открытом воздухе. И мне понравилось. Понравилась каждая минута. Жара, солнечный свет, дуновение ветра и жучки, влетающие прямо в краску. Все казалось таким… правильным. Я вырос в лесах Вирджинии, и создавать свои произведения, одновременно наслаждаясь местной природой, было для меня исполнением мечты.

Моя первая работа на открытом воздухе. Акриловые краски, бумага.

С этим свежим взглядом на то, каким должно быть мое искусство, я отправился в Ричмонд в VCU. Я подружился с новыми ребятами. И нам всем дали задание заполнять скетчбуки. У меня всегда был скетчбук, и я заполнял его время от времени, но в VCU было какое-то помешательство на них. Профессора следили, чтобы мы постоянно в них работали. Даже оценки нам ставили, исходя из полноты наших скетчбуков.

Теперь, наверное, самое время признаться, что я не мастер набросков. И, если не считать опыта от заполнения пары скетчбуков, я нисколько в набросках не преуспел. Поэтому я начал рисовать в скетчбуках красками. Я знал, что кистью я смогу гораздо быстрее заполнять страницы.

Я заполнял скетчбуки рисунками друзей, семьи и даже незнакомцев, а также пейзажами (из жизни, с фотографий). Я знал: если я хочу создавать качественные пейзажи, мне нужно много их изучать.

Но все же, как любой хороший художник, я продолжил работать над навыками изображения фигуры. Но вот что я заметил: люди чаще говорили приятные вещи о моих пейзажах, чем о фигурах. Это особенно странно, если учесть, что на фигуры я потратил гораздо больше времени, чем на пейзажи.

Задания бывали всякие: полезные и сумасшедшие.

Но этого было недостаточно. Я знал, что, хотя я много учился и продвигался вперед, нужно было работать дополнительно. Нужно было стремиться к тому уровню, на котором я смогу создавать коммерческие работы. Так что вечерами, разделавшись с домашней работой, — благо в VCU нам задавали гораздо меньше, чем в RISD — я рисовал воображаемые скетчи пейзажей. Они занимали от 30 минут до 2 часов, и я называл их “скоростными картинами”. Но они сыграли свою роль: я научился строить композицию, выбирать палитру и настроение за короткий промежуток времени.

Это было одним из самых важных упражнений в моей жизни. В это время я начал применять полученные с годами знания на практике.

И людям нравилось. Очень. Но все же я знал, что, если я хотел зарабатывать этим на жизнь, нужно было делать больше. Ни одна моя работа не была закончена.

Я вообще очень нетерпеливый человек, и мне было сложно доводить работу до конца. Мне все надоедало и хотелось поскорее перейти к следующей работе. Так я, обычно, и делал. Так что я сидел на горе незаконченных работ, а мой первый год, тем временем, подходил к концу.

Скрепя сердце, я заставил себя закончить одну из работ.

“The Journey Ahead”, мой первый законченный пейзаж.

Я сделал это. И я был горд. Я создал работу, которая (несмотря на все недостатки, которые я сейчас вижу) была выполнена на достаточно профессиональном уровне. Хорошо проработанный свет, достаточно целостная композиция, пространство и атмосфера — реалистичные. Я заставил себя уделить время и качественно воспроизвести большинство вещей.

Так что остаток семестра и все лето я посвятил созданию своего первого портфолио.

Мое первое портфолио. Последняя работа, кстати, была первой опубликована на Spectrum.

Это был переломный момент.

Все эти годы я нарабатывал базу навыков в искусстве и теперь, хотя я и был далек от совершенства, я знал, что приобрел профессиональный уровень. И это еще до старших курсов!

Это было здорово.


III

Профессионал

2010–2015


На Illuxcon. Эта выставка стала определяющей в моей карьере.

В сентябре последнего года обучения я прогулял пару дней, чтобы поехать к черту на рога в Пенсильванию. Там проводился Illuxcon — достаточно новый фестиваль иллюстраторов в стиле фэнтези и научной фантастики. За год до этого я уже посещал этот фестиваль: гулял, говорил с людьми и вернулся мощно вдохновленными удивительными работами, которые я там увидел. Моей целью было вернуться, заполучить свой стол на выставке и всех впечатлить. Это было моей миссией.

И мне кажется, что в какой-то степени я преуспел.

Я приехал на фестиваль с портфолио, которые вы уже видели, и действительно произвел фурор (то, что я раздал сотни бесплатных постеров, мне определенно помогло). Я превратился из совершенно неизвестного парня в человека, которого стоило заметить. И арт-директора меня тоже заметили. Это было здорово, и волнующе, и я никогда не забуду того невероятного восторга от показа своих работ.

Результатом всего этого стали мои первые рабочие места. Здесь периоды моей жизни накладываются друг на друга, поскольку я начал работать летом, еще до начала учебы на последнем курсе, и продолжал работу до самого выпуска. В тот год я был кем-то между студентом и профессионалом.

Одни из моих первых работ на работе. Пара сцен для Fantasy Flight Games. Мне заплатили жалкие гроши: по $100 за штуку. Но я был невероятно счастлив, что у меня есть эта работа.
Эти 9 работ — лишь часть от оригинальных 36 работ, заказанных Legend of the 5 Rings
Законченная работа для Sacred 3, первой реальной видео игры, над которой мне довелось поработать.
Законченная работа для французской студии мобильных игр.

Это было здорово.

Работать в профессии было чем-то невероятным. Но я всегда стремился еще выше.

Мне нужны были Dungeons & Dragons (Подземелья и Драконы).

Я уже встречался с их арт-директором Джоном Шиндиэтом (Jon Schindehette) на Illuxcon, и он очень положительно отзывался о моих работах. Так что я надеялся и ждал звонка. И однажды вечером, возвращаясь с друзьями с обеда, я получил электронное письмо. Джон хотел дать мне работу.

Вообще-то говоря, это было три заказа. Самый большой — обложка их онлайн-журнала. Вау. Забавно, что в заголовке брифа все еще стояло “Сэм Берли.pdf” — имя иллюстратора, который предположительно должен был заниматься обложкой до меня. Но я совершенно не возражал быть их вторым художником.

As Darkness Rises

Благодаря успеху этой и других работ, я стал постоянным художником для D&D на несколько лет.

И все равно я постоянно заставлял себя продолжать создавать свои персональные работы. Просто для себя, для портфолио и для чувства самоудовлетворения.

Hope of Glory

Последняя работа особенно важна для меня. Эту работу я поместил на почтовые открытки, которые делал в качестве домашнего задания на последнем курсе (все же иногда я делал домашнее задание). Среди всех арт-директоров, которым я их отправил, был Джереми Джарвис, арт-директор Magic. Он черкнул на открытке “Буду рад с тобой поработать”. Работа в Magic была и остается одной из самых желанных для художников по всему миру. Он хорошо платят, у них огромная база поклонников, и они нанимают только очень хороших художников. Плюс, там очень весело.

И через месяц после выпускного я получил от Джереми письмо.

В данный момент я работаю над магической картой №69. Работать с Wizards — удивительный опыт. Они были рядом на протяжении практически всей моей карьеры и постоянно бросали мне вызов и выводили на новый уровень.

Вскоре после выпуска я снова переехал к родителям. Я неплохо зарабатывал фрилансом и мог бы сам себя обеспечивать, но у меня оставалось 40 тысяч долларов долгов — они не давали мне дышать свободно. Так что я заставил себя умерить свои запросы и переехал к родителям.

Весь следующий год я работал. Много. Больше, чем когда-либо. Брал столько работы, сколько мог, и постоянно оттачивал свое мастерство. Каким-то образом, каким-то чудом я расплатился с долгами ровно через один год, один месяц и один день после выпуска. Я немного задержался — ведь у меня была (сумасшедшая) цель расплатиться за год.

Эти две работы — иллюстрация кардинальных изменений в моем творчестве.

А потом меня стало раздражать то, как учат студентов и то, как школы пользуются энтузиазмом молодых ребят. Слишком много моих сокурсников стали жертвой этой системы. Школы берут сумасшедшие деньги и дают очень мало взамен.

Кто-то из вас, возможно, читал мою возмущенную статью на эту тему.

Master study, after Thomas Moran. Работа, которую я делал для первой демонстрации в Art Camp.

В 2013 я основал Art Camp. Он задумывался как летняя 12-недельная программа с целью научить студентов базовым, основополагающим приемам, которые помогут им работать на более высоком уровне. В состав упражнений вошло все то, чем я занимался последние несколько лет. Я видел множество студентов, которые просто не могли понять, как выйти на новый уровень. Поэтому я сформировал небольшую программу, которая помогла бы людям освоить процесс. И идея выстрелила.

В смысле выстрелила очень мощно. Я планировал группу из 25 студентов. В итоге их были сотни.

На следующий год я провел еще один курс. Сейчас мой друг Титус Лунтер проводит свой лагерь на базе моего. Не уверен, во что это выльется. Но надеюсь, что мы продолжим помогать начинающим художникам со всего мира.


В сердце моего творчества всегда были мои персональные работы. Поэтому в 2013 я всем объявил, что все эти работы — связанные между собой части моего собственного мира. Я называю его The Sin of Man. Это первобытный, фантастический мир, полный странной магии, загадочных существ и таинственных богов. Не знаю, куда меня выведет эта дорога, но мне нравится создавать этот мир.


В начале 2014 года красивая австралийка упомянула меня в паре своих твитов. Несколько месяцев спустя, я переехал на другой конец света ради шанса сходить с ней на свидание. Она поддерживает и вдохновляет меня вот уже полтора года. Она и сама невероятная художница. Люблю тебя, детка! ❤

Вместе мы классно провели время, исследуя Австралию и Новую Зеландию. Она здорово поддерживает меня на моем пути экспериментов и совершенствования навыков. А я, в свою очередь, счастлив видеть, как она сама превращается в профессиональную художницу.

Далее вы увидите несколько образцов моих недавних работ.

Вот мы и добрались до дней сегодняшних.

Мне повезло путешествовать по миру в компании прекрасной женщины, создавая произведения искусства для своего собственного мира и помогая начинающим художникам совершенствоваться. Выразить не могу, как я счастлив жить такой жизнью. Может я и работал, чтобы всего этого добиться, но все равно такое ощущение, что я не мог заслужить столь многого!

Надеюсь, что этот пост в какой-то мере вдохновит моих коллег-художников начать свой путь. Иногда это занимает много времени. Иногда — кажется безнадежным. Выматывающим. Лишающим мотивации. Даже вводящим в депрессию. Но если вы продолжите двигаться в этом направлении, однажды вы оставите позади все препятствия.

Если бы мне предложили дать вам один и только один совет из собственного опыта, я бы посоветовал вам всегда находить поводы для гордости за то, чего вы уже достигли. Не важно, какими небольшими могут казаться достижения.

Будьте горды собой. Не ради гордости, а чтобы мотивировать и воодушевлять самого себя.

Если вы упорно идете вперед, то в итоге найдете себя в чем-то.



Мобильное приложение «Заметки о психике» | Mental Notes

Подкидывает идеи, как привлечь, удержать и направить внимание пользователя.

Mental notes — это колода из 53 карточек с описанием психофизиологических моделей поведения людей, которые лежат в основе принципов веб-дизайна. Они помогают дизайнерам, проектировщикам лучше понять поведение пользователей и найти эффективные решения при создании дизайна интерфейсов.

Скачать приложение в Appstore →
Иллюстрации

Посты в категории Основы дизайна

TOP-10 навыков, чтобы начать работать дизайнером

Ринат Шайхутдинов

9 мая 2019

Посты в категории Основы дизайна

Видео-курс «Основы графического дизайна»

Ринат Шайхутдинов

31 мая 2018

Посты в категории Основы дизайна

Как использовать визуальную иерархию в веб-дизайне

Ольга Жолудова

28 апреля 2018